k-j
– или например, кладбище невыполненных желаний

– шутник! Ты еще скажи, что их закапывают или кремируют!

– ну да. Кто как. Кто-то закапывает – иногда желание, иногда дар целиком. Кто-то прожигает – жизнь, время, мысли – кремирует, да, в каком-то смысле, ты прав.

Туда попадает все то, что хотели и не сделали. Велосипед, недоделанная вышивка, не построенный дом или яхта, которую не вывели в море. Система обучения, прыжки с парашютом, собака, которую никогда не завели, хлеб, который не выпекли. Таиланд, Эйфелева башня, пингвины из Антарктиды, которых никогда не увидели.

– Место, наверно, дорого стоит! шучу. Прости, дурацкая шутка. Мне как-то тревожно стало.

– ну в каком-то смысле да. Хоть и шутка. Платное. Помнишь, в детстве были калейдоскопы, со стеклышками в трубе?

– да, они еще все время складывались в картинки!!

– да-да, они самые. И вот желания – они как те стеклышки в картинках. Бесконечно разных. И бесконечно гармоничных. Когда желание загорается и не исполняется – стеклышко “вылетает”, тускнеет, и в картинке появляется “битый пиксель”, серый камень, серое стекло, непрозрачное, не пропускающее свет, как пепел. И чем больше невыполненных желаний, ну ты понимаешь…

а если набирать не-своих желаний – платье вместо штанов или штаны вместо платья, офис в Сити вместо ветеринара на конюшне, Париж и Мишлен вместо рыбалки или Танзании, удобно вместо драйва или вечный двигатель вместо книжки и кофе – в калейдоскопе появляются стеклышки не того цвета, размера, не под тем углом, не из той сказки. И картинка ломается, глохнет, какофонит.

И калейдоскоп – волшебный мир, который можно разглядывать бесконечно, – умирает. Постепенно. Не сразу. Незаметно. И мир становится бесконечно серым.